Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Поэзия и проза Александра Грина
Под Алыми парусами - назад - вперёд - к содержанию

Писатель тонко иронизирует над незрелыми мечтами девушки о Шамполионе. «Это было бы, так сказать, провидение, разменявшее свой мистический аппарат на кинжал и отмычки» (5, 325). «Глухой красноватый свет ламп...» (5, 328). Рене освобождает Шамполиона, надеясь силой любви («таких может изменить только любовь») преобразить его в благородного героя. Хищник, «он брал свое, давя чужую судьбу, хотел быть один» (5, 330). Легко и равнодушно оттолкнул Рене, «как отталкивают тугую дверь».

Через два года Рене выступает в ином качестве — мстительницы. Она добивается своей цели, но, победив, испытывает только «тяжесть этой победы, в которой победитель, сражая самого себя, не просит и не дает пощады» (5, 339). Победа означает поражение, Шамполион отдан в руки правосудия, оставшись прежним: «я снова оттолкнул бы вас... туда!., прочь!..» (5, 339). Рене принимает яд. А в начале ее пути был всего лишь разлад с действительностью и мечтательная поэтизация сильной личности. Как видим, Грин весьма далек от того, чтобы уповать на всесилие любви и «голос сердца».

В рассказе «Элда и Анготея» (1928) актриса Элда Сильван должна сыграть роль Анготеи, исчезнувшей жены умирающего Фергюсона. «Возможно, что, будучи нестерпимо одинок, он, выдумав жену, сам поверил в свою фантазию» («30 дней», 1928, № 8, с. 35). Потворствовать лжи или — правда, одна только правда? Вопрос абстрактный. В данной ситуации — и это единственно нравственное решение — «создать» Анготею. Элда справляется с ролью великолепно. При счастливом совпадении мечты и реальности («Алые паруса», «Сердце пустыни») возникает чудо. На этот раз его не происходит. Внешне обаятельная, Элда расчетлива и примитивна: наблюдатель заметит «твердую остроту зрачков, деловито и осторожно внимающих тому, что они видят (с. 34).

«Странный сентиментальный дурак,— говорит она.— Я думаю, что мы это обстряпаем». Подделка налицо. Совпадение нужно только умирающему, живым, для жизни — нет. Элда дважды пересчитывает заработанный гонорар — не хватает 75 рублей. «— Она слаба в арифметике. — Я сделал это нарочно, так как понял ее и знал, что она будет считать. Я сделал так затем, чтобы окончательно отделить Элду от Анготеи» (с. 37). Хорошая ложь и дрянненькая правда? Нет, для Грина это давно пройденный этап. Речь идет о такте действительности и «границах» мечты, ее реальном характере.

Разумеется, «Анготея» (гуманная красивая ложь во спасение) моральна, а «Элда» (циничная, продажная «правда») безнравственна, но лишь в данной ситуации, не навсегда. Мотив разумной мечты пройдет у Грина в «Бегущей по волнам» (Гарвей) и в «Дороге никуда» (Давенант). Ко второй половине 20-х годов усилия Грина в разработке нравственной проблематики сводятся к поискам «оптимального варианта» в поведении Человека, решающего конфликт между «умом» и «совестью». 3 общем, он сводится к тому, чтобы в каждом отдельном случае разобраться в источниках конфликта, наметить необходимые средства по его преодолению и разрешить его максимально умно и максимально гуманно.

Мы уже не раз видели, что нравственный героизм и нравственные подвиги, человечные поступки и благородные мысли у героев Грина совершаются «на уровне разума», а не вопреки ему. Достаточно всмотреться в деловитую точность стиля, увидеть выверенность абстрактного слова реальностью, естественную логичность всего происходящего, чтобы убедиться во всем этом. Иррациональное изгнано из его творчества, даже к невинным мистификациям он прибегает все реже.

--

Последним гриновским рассказом, где происходят чудеса, явился «Гатт, Витт и Редотт» — символико-философская сказка, имеющая, по всей очевидности, программный характер. Сказка аллегорическая. Почтальон, извозчик и пекарь отправились в Африку за счастьем. Крикливый, тщедушный, прожорливый Гатт хочет «бифштексиков, вина и денег» и вообще широко наслаждаться жизнью. Желчный Витт хочет стать охотником за слоновой костью, чтобы нажиться. Рассудительный Редотт — заняться «черной земляной работой», стать землекопом. Всем троим нужна сила. Ее дает им индус с помощью трех волшебных зернышек. Каждый распорядился силой в полном соответствии со своим характером и жизненной целью. Гатт уничтожил себя — по глупости. Витт погиб жертвой собственной жестокости. Редотт спас тысячи людей в обвалившихся копях ценой своей жизни. Все трое были в одинаковом положении и обладали равными возможностями — почему же так по-разному нашли они применение своим чудесным способностям? Очевидно, все дело в нравственном сознании.

Сказка предназначалась для детей, впервые она была напечатана в «Альманахе для детей и юношества» (1924). Начало всех начал — детство, когда завязывается нравственное сознание и личность, очень интересует Грина.

Примечательно, что первым рассказом Грина, опубликованным в советской печати, был «Гриф» («Красный милиционер», 1921, № 1) — о приключениях льва Грифа. Первое, что он совершает, сбежав из клетки, убивает свинью, до смерти напугав ее хозяина («мужчина с уравновешенно-жирным лицом смотрел на розовую ушастую свинью, хлюпавшую пойло из кадки», 4, 271), затем расправляется с Львом Пончиком, «главным по соде и макаронам», из «Кафе мародеров», разгоняет анархистов и разделывается с грабителями. Героем-победителем оказывается маленькое «оно» с красным шариком в руке, повергающее грозного льва в страх и смятение.

Рассказ юмористический, однако он хорошо показывал, против чего восстает писатель и что он любит. Бережно, трогательно и добродушно — с точки зрения льва! — нарисован здесь ребенок. Был еще веселый детский рассказ о ветре — «Путешественник Уы-Фью-Эой» (1923), где автор, как бы играя с детьми, говорил об очень важной для него самого «ненасытной жажде видеть и пережить все» (4, 318). И одновременно с ним появился «Приказ по армии» (1923) — как предотвратила кровавую стычку между французами и немцами девица Жанна Кароль, девяти лет и трех месяцев, сказав: «Ступайте домой, солдаты, отдаю вам приказ по всей армии: драться нехорошо» (4, 339).

Наконец, в 1928 году напечатан лучший рассказ Грина о детях — «Гнев отца». Его герой маленький Том Беринг — действительно настоящий герой и недаром носит фамилию знаменитого мореплавателя. Он шалун и проказник, но все его проделки носят признаки мужественного сердца и бесстрашия. Тетка Корнелия пророчит Тому «страшную судьбу проказников: сделаться преступником или бродягой» (5, 459).

на верх страницы - назад - вперёд - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)