Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Поэзия и проза Александра Грина
Чудо "Алых парусов" - назад - вперёд - к содержанию

Свет — это тема Грэя, тепло — Ассоль; только соединившись, они создадут «рай». И тогда мир станет доступен им во всем блеске красоты. Об этом напоминает образ просыпающегося моря, ценный не столько даже сам по себе, а именно напоминанием о возможностях, которые таит в себе человек, умеющий так видеть и воспринимать.

«Тем временем море, обведенное по горизонту золотой нитью, еще спало; лишь под обрывом, в лужах береговых ям, вздымалась и спадала вода. Стальной у берега цвет спящего океана переходил в синий и черный. За золотой нитью небо, вспыхивая, сияло огромным веером света; белые облака тянулись слабым румянцем. Тонкие божественные цвета светились в них. На черной дали легла уже трепетная снежная белизна; пена блестела, и багровый разрыв, вспыхнув средь золотой нити, бросил по океану, к ногам Ассоль, алую рябь» (3, 46).

«Алый» — вот цветовой символ, сменяющий «свет». Именно алый, то есть теплый цвет, а не синий, голубой — холодные; цвет человечности, «цвет глубокой радости» (3, 60).

В четвертой главе алый корабль появляется в грезах Ассоль. «Из заросли поднялся корабль: он всплыл и остановился по самой середине зари. Из этой дали он был виден ясно, как облака. Разбрасывая веселье, он пылал, как вино, роза, кровь, уста, алый бархат и пунцовый огонь. Корабль шел прямо к Ассоль» (3, 46).

Романтический символ Грина, таким образом, не однозначен и не статичен, он живет, усложняется, становится углубленным, развивается, превращается, то есть обладает некими реалистическими признаками. Нереальный, романтический символ «свет» превращается в реальный, вещественный «алый цвет» шелка, предназначенного для «чуда», для вполне конкретного человека — для Ассоль.

На всем, что попадает в сферу чуда, лежит отсвет алых парусов. На военном крейсере, который встретил «Секрет», весь день «царило некое полупраздничное остолбенение; настроение было неслужебное, сбитое — под знаком любви» (3, 62), чудо реальности захватывает экипаж «Секрета» и даже самого из утилитарных людей Пантена, который сиял, «как новорожденный» (3, 65). Это особенно важно — Грэй говорил о главном результате чуда: «Новая душа будет у него и новая у тебя» (3, 61).

Чувство нравственного единения людей, открытости и понимания передано концентрацией цветовых признаков мира, которые были разбросаны, существовали отдельно: «негромкая музыка лилась в глубоком дне с белой палубы под огнем алого шелка» (3, 63). Свет, ставший теплом, и тепло, ставшее светом, — таков смысл символики самого романтико-реалистического названия — «Алые паруса».

--

«Рай», то есть счастье, достигнут в финале не только в союзе Грэя и Ассоль; этот лейтмотивный символический образ раскрывается как философский: выйти из тьмы бездуховного существования («сарай») — такая возможность заложена в каждом человеке («огонь простой лампы»). Ушел «Секрет» от ужаснувшейся навсегда Каперны, реальное чудо алых парусов опровергло смысл ее мироотношения, но в этом — обнадеживающий залог. Есть же среди капернцев угольщик Филипп (профессия показательная, если вспомнить непрерывно дымящие трубы Каперны), передающий разговор с Ассоль, которой «все хочется придумать особенное» в работе. Угольщик не согласен, потом что «все в работе, как в драке».

«Нет,— говорит она,— я знаю, что знаю. Когда рыбак ловит рыбу, он думает, что поймает большую рыбу, какой никто не ловил».

«Ну, а я? — А ты? — смеется она,— ты, верно, когда наваливаешь углем корзину, то думаешь, что она зацветет.— Вот какое слово она сказала!»

Если труд перестает быть только дракой, борьбой за существование, если он станет одухотворен целью и мечтой, станет творчеством,— человек выйдет из плена Каперны. Зацветшая корзина — вариант алых парусов; у каждого должны быть свои алые паруса. Говорящая символика цвета поддерживает эту надежду на «рай» для всех: «над ним молча рвались алые паруса; солнце в их швах сияло пурпурным дымом» (3,61).

«Пурпурный дым» — возмездие, победа и надежда на возможность преодоления «Каперны бездуховности» в людях. Ведь идеал Грина столь же романтичен, сколько и реалистичен: «сплавить в одно целое все сокровища жизни, сохранив неприкосновенным тончайший узор каждого отдельного счастья» (3, 27).

на верх страницы - назад - вперёд - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)