Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Поэзия и проза Александра Грина
На повороте - назад - вперёд - к содержанию

Грин не имел достаточной смелости взглянуть правде в глаза — недаром о рассказчике в памфлете «Волдырь, или Добрый Папа» сказано, что его Гражданское Мужество способно издать писк, а ведь рассказчик лицо, несомненно, автобиографическое. Теперь становится ясным, какие стороны революции и новой действительности не принимал Грин — те, которые не подходили, с его точки зрения, по эстетическому принципу. Такой односторонний и в корне неверный подход заводил очень далеко — прямо «на тропинку бедствий». «Ходит птичка весело по тропинке бедствий. Мы предвидим от сего множество последствий»,— это один из девизов газеты «Чертова перечница», в которой сотрудничал Грин в 1918 году,— бесславное сотрудничество.

В 1916 году он создал сатирическую маску — поучающего дурака Ваню. Еще в четвертом классе сочинил Ваня докладную записку о необходимости уничтожения в библиотеке Майн Рида, Жюль Верна, Купера и Фламмариона, создающих «атмосферу мечтательной лжи». На сороковом году жизни Ваня сочинил доклад об искусствах как явлениях, «искажающих сущность бытия и не способствующих пищеварению», и о закрытии неба «ввиду крайне вредоносного действия сего неба на воображение» («Бич», 1916, № 14). Ваню отправили в сумасшедший дом, но и там он продолжал поучать. Теперь Ваня из сумасшедшего дома пишет доклады в Совет о равенстве: «Которые покрасивше или не курносы — имеют дамский успех, несправедливо в обнимку ходят и пользуются». В приложении Ваниного доклада значится: «Все, которые ходят по правой стороне, есть контрреволюционеры. Их надо прекратить. Правая рука сеть тоже рука подлая, и правый глаз — подлый, а левая рука и левый глаз — правильные».

Сумасшедшие, «проникшись идеей абсолютного равенства», смертельно уродуют доктора, реализуя Ванины проекты. («Чертова перечница», 1918, № 4). Это из рассказа «Ваня рассердился на человечество». Маска дурака-энтузиаста могла бы сослужить хорошую службу, используй ее Грин по существу дела. Но крайне неопределенная позиция автора не позволяет ему должным образом отделить себя от маски: большинство произведений, подписанных в «Чертовой перечнице» А. С. Грин, очень уж отдают «Ваниным» юмором.

Официант, мстительно плевавший в заказанное ему кушанье, и интеллигент, мстящий ему разговорами об искусстве («Лакей плюнул в кушанье»), некто, покоривший сердце Аглаи двумя фунтами хлеба («Рапсодия»), отец, назвавший свою малолетнюю дочь в духе времени «товарищ» («Легче стало»), канак из гавани, который единственный не голодал и «на тайных харчах расширялся» («Стороннее сообщение») — вот «объекты» сатиры Грина в «Чертовой перечнице»; все вертится вокруг еды, ночных обысков, беспокойной жизни («Сделайте бабушку!», «Искажение», «Не совсем уяснил»).

В «Чертовой перечнице» Грин, в сущности, никого не обличает, он раздраженно брюзжит, уподобляясь старику из его же сатирической миниатюры «Старик ходит по кругу», который идет из Режицы в Брежицу по болотам и не хочет идти по прямой дороге, потому что десять лет назад ее здесь не было. «Меж тем по прямой дороге шоссе текла мелкая и невыразимо важная жизнь» («Чертова перечница», 1918, № 2).

Несколько лет спустя писатель Виктор Кин напишет следующее: «Революция оказалась не по плечу обывательской интеллигенции. События выросли выше людей. Люди или не замечали их, или преломляли их обывательски своеобразно. В сознании обывателя революция преломилась продовольственными карточками, мерзлой картошкой, хвостами. Небывалый героизм и красочность нашего времени скользнули мимо его сознания. Революции он просто не видел,— ее не было» («Молодая гвардия», 1925, № 2—3).

--

Грин не верит в самодеятельность масс, само понятие «Совет» вызывает у него скептическое отношение («Фантастическое провидение».—«Новый сатириком», 1917, № 43), усмешку вызывает «некультурность» новых людей: «Как вы империалист, то завсегда против нас» («Дипломатическая секретная переписка». — «Бич», 1918, № 3), их демократическая «неэстетичность» («Бука-невежа».—«Новый сатирикон», 1918, № 16).

Отличительная особенность Грина — беспощадная искренность чувств. Терпя поражение за поражением в своем политическом донкихотстве (образ Дон-Кихота Грин вызвал еще в 1915 году в одноименной «гидаль-го-поэзе» — «Новый сатирикон», 1915, № 6), он убеждался всякий раз, что его сатира всего лишь «мелочная злоба» («Я пошлю «Сатирикону» мелочную злобу в дар»,— писал он в том же 1915 году и оказался точен на несколько лет вперед («Работа».— «Новый сатирикон», 1915, №47).

Но, к чести Грина будь сказано, он очень упорный художник. Кажется, использованы все аргументы, все способы доказательства, все примеры и аналогии, однако он вновь и вновь возвращается к мучительным для него вопросам: искусство — прекрасное, искусство — жизнь, искусство — современность, поэзия — проза. Использована публицистика с ее «прямым» словом, использована сатира во всех ее разнообразных прозаических и стихотворных жанрах, использованы парадоксы, экскурсы в творчество других писателей, использован рационалистический, «тезисный» подход и иррациональный, система прямых доказательств и фантастика, логика мысли, логика образов... все! Нет — идет «необычная форма», как он называет жанр «Ли».

на верх страницы - назад - вперёд - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)