Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Поэзия и проза Александра Грина
Идеальные рассказы - назад - вперёд - к содержанию

Грин как писатель начинается в 1906—1908 годах — как раз в это время Горький публикует свою знаменитую статью «Разрушение личности» (1908). «Духовно обнищавшая, заплутавшаяся во тьме противоречий, всегда смешная и жалкая в своих попытках найти уютный уголок и спрятаться в нем, личность неуклонно продолжает дробиться и становится все более ничтожной психически» (Горький М. Собр. соч. в 30-ти т. Т. 24, с. 38),— ставит Горький диагноз болезни века, объясняя и характеризуя ее проявления в различных областях жизни.

Нельзя не видеть внутренней общности между статьей Горького и рассказом «Рай», где писатель дает концентрированное изображение этой же болезни, гиперболически обнажает ее сущность, распространяет её на все общество. «Основное настроение современного индивидуалиста,— продолжает Горький,— тревожная тоска... Его отчаяние все чаще переходит в цинизм: индивидуалист начинает истерически отрицать и сжигать то, чему он вчера поклонялся, и на высоте своих отрицаний неизбежно доходит до того состояния психики, которое граничит с хулиганством» (Горький М. Собр. соч. в 30-ти т. Т. 24, с. 38. 36).

Один из героев «Рая», журналист, цинично вывертывается наизнанку: «Я — дитя века, бледная немочь, бесцветный гриб затхлого погреба... Все стройно, все разумно,— говорят некоторые господа, а я говорю: идиотизм». Итак, безысходность, смертная тоска, маразм.

Некоторые моменты «Рая» обращают на себя особое внимание. Отвергается определенный тип жизни: «жили механической, убитой преданиями жизнью, или неуклюжим, грубым существованием разбогатевших мещан. Круг привычек и вожделений, домашнего быта и внешнего времяпрепровождения укладывался в два-три готовых шаблона, из которых наиболее интересным казался тип самодура, трагический силуэт капризника, без фантазии и страстной тоски» («Звуки жизни», 1909, с. 76). Механическое существование убивает личность. Говоря о «шаблонах», Грин, по всей вероятности, имел в виду реалистическую литературу, которая с его точки зрения может изображать лишь самодура да «лишнего человека». Пути реалистической литературы, выходит, закрываются перед Грином, типизировать, или создавать «шаблоны», он не собирается.

«Покажите мне чистое сердцем человеческое животное, большого ребенка с твердой волей и одной, прямой, как стрела, мыслью, без уверток и драпировок, без спрятанной про запас правды и механической лжи; покажите мне это чудовище, и я буду жить, слепо, без разговоров, уверовав во все сказки о будущем» («Звуки жизни», 1909, с. 85). Это из записок журналиста, и, если вычесть из них цинизм («животное»), перед нами окажется по сути дела программа творчества А. С. Грина. Здесь намечен основной характер его положительного героя («большой ребенок»), здесь определен и, если угодно, его жанр — «сказки о будущем».

Один из героев «Рая» перед смертью вспоминает виденные в детстве «зеленые холмы в голубом тумане», больше ему, банкиру, имевшему все, что хотел, вспомнить нечего. Зеленые холмы в голубом тумане станут обычными в идеальных рассказах.

Итак, Грин конструирует свой положительный идеал, как бы отталкиваясь от шаблонов действительности; и литературы, начав с противопоставления мечты и действительности. Что касается действительности, то здесь, кажется, все ясно — она антиэстетична, и достаточно этого. А эстетический идеал? Как он создается, где, в чем берет писатель материал для его создания? По принципу—наоборот? «Без уверток и драпировок» — значит, цельный, прямой характер, одержимый «общей идеей» («с одной, прямой, как стрела, мыслью»). Но что это за мысль?

Стихотворение «Мотыка», написанное в том же 1909 году, может быть, самое проникновенное у Грина, грустно констатирует разорванность мечты и действительности. «Мотыка» — лирическая исповедь жизни, прожитой мимо мечты.

--

Я в школе учился читать и писать, Но детские годы ушли, И стал я железной мотыкой стучать В холодное сердце Земли.

Стихотворение построено как воспоминание об ушедшей жизни; прекрасные страны, любовь, слава — всё это было в книгах, все ушло, не быв.

Я в книгах читал о прекрасной стране,
Где вечно шумит океан
И дремлют деревья в лазурном огне
В гирляндах зеленых лиан.
Туда улетая, тревожно кричат
Любимцы бродяг — журавли...
А руки мотыкой железной стучат
В холодное сердце Земли.

Мотыка, орудие труда, превращается в символ проклятой необходимости. Бесплодность работы и тщетность мечты уравнены. Трагическая антиномия мечты и действительности, данная в живом развитии человеческого чувства. Если прекрасное не принимается действительностью и даже преследуется ею, может существовать лишь где-то вдали от массового, общепринятого, шаблонного, если прекрасное может существовать лишь как глубоко личное, нестандартное, — значит личность и прекрасное становятся явлениями одного порядка. Так Грин приходит к идее героического индивидуализма.

Мещане судорожно ненавидят все непохожее — как Александра Гольца с его нехитрыми чудесами («Происшествие на улице Пса»). Зато они торжествуют, узнав, что Гольц умер из-за любви, значит он как все и их болотному существованию ничего не угрожает. «В глазах их он был бессилен и жалок — черт ли в том, что он наделен какими-то особыми качествами; ведь он был же несчастен все-таки,— как это приятно, как это приятно, как это невыразимо приятно!» (1,287). Сначала они тянулись за волшебником на час, который умел превращать водку в воду, но он не умел стать любимым, и после его смерти торопливо затаптывали в себе память о нем. В «Алых парусах» — венце поэзии Грина — тоже пойдет речь о чудесах, но в принципе доступных каждому, там будет посрамлена мещанская Каперна — но как далеко еще Грину до всего этого, какой трудный путь предстоит ему!

на верх страницы - назад - вперёд - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)